На разрыв шаблона

На разрыв шаблона

Буинске (республика Татарстан) прошел второй международный театральный фестиваль “Буа: Пространство диалога”. Свои спектакли на фестивале показали труппы из Казахстана, Уфы, Казани, Набережных Челнов, Чебоксар, Йошкар-Олы, Оренбурга, Баку, Глазова, Альметьевска, Москвы и самого Буинска.

Буинский смотр придумали театровед Нияз Игламов и худрук местного театра Раиль Садриев; в этом году к ним присоединился театральный критик Александр Вислов. Нынешний фестиваль заметно отличался от предыдущего не только количеством названий и географией участников, но также и качеством афиши, и территориальным охватом. Если в прошлом году все спектакли показывали на сцене Буинского театра и городского ДК, то в этом году театры ездили и по окрестностям: играли в соседнем городе Тетюши, в селе Кайбицы, в поселке городского типа Апастово.

На этот раз афиша “Буа: Пространство диалога” включала в себя еще и детскую программу – спектакли, рассчитанные на зрителей разного возраста – от совсем маленьких до подростков.
 
Честный разговор

В Апастово показали неожиданно сильный спектакль “Удивительное путешествие кролика Эдварда” – до этого о Казанском ТЮЗе имени Г.Кариева и о режиссере Ренате Аюпове было мало что известно. Спектакль стильный, красивый, уверенно и точно сыгранный – в общем, вполне конкурентоспособный в условиях любого театрального фестиваля. Один из важных соавторов этой постановки – художник Иршат Азиханов, сочинивший запоминающиеся костюмы: кукольные стилизованные платья и парики, отсылающие к американскому ретро; эффектные обноски для бомжей и хулиганов в духе современной уличной моды. Это яркое великолепие рождает множество ассоциаций, заставляя зрителя вспоминать старое кино и европейские старинные сказки.

Уже первая сцена в кукольном магазине, где на двух диагональных витринах красуются куклы и куда приносят разбитого фарфорового кролика, свидетельствует о предельно сосредоточенном существовании актеров. Они ни на секунду, даже в самые драматические моменты, не отступают от механистичного рисунка “игрушечного существования”: поворот головы, движение руки – все отточено, все автоматизировано. Скрытого трагизма добавляют детали – к каждой игрушке прикреплена табличка “SALE”. Спектакль про одиночество, про ненужность.

Сложнее всего здесь кролику (Булат Гатауллин) – костюм у него предсказуемый, белый, пушистый, с ушками, да и позволенный ему диапазон эмоций не велик – от самоупоения и чванливости до страха. По крайней мере, в первой части истории. Но надо сказать, что эти не самые значительные переходы актер играет со всем возможным разнообразием. В истории, где визуально задана стилизация, актеры не уходят в бытовизм, не зарываются в психологичность. Например, Абилин, первая хозяйка кролика, похожа на девочек из мультиков Миядзаки – так же внезапно расплывается в широчайшей улыбке ее озадаченное личико.

Эдвард рассказывает свою историю: она решена то в живом плане, то как теневой театр – правда, именно здесь хочется чуть больше внятности в правилах игры. Эдвард адресует рассказ не залу, а кукле Джулии, и эта роль – одна из удач спектакля. Джулия слушает так, что понятно – у нее самой был опыт потерь, поэтому ее так волнуют жизненные перипетии Эдварда. Спектакль лишен назидательности: здесь с ребенком говорят честно – о любви, о привязанности, о боли. Мы вместе с героем переживаем эту историю заново, поэтому главный посыл кажется выстраданным и естественным: “Если у тебя нет намерения любить и быть любимым, тогда в путешествии под названием “жизнь” нет никакого смысла”.
 

Автор: Анна БАНАСЮКЕВИЧ

Источник: «Экран и сцена»